Tpc-setka.ru

ТПЦ Сетка
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Максим горький кирпичи русской истории

Кирпич: история и современность. История кирпича и кирпичная коллекция Максим горький назвал их кирпичами русской истории

Слово «кирпич» заимствовано из тюркских языков. До кирпича на Руси использовалась «плинфа» — тонкая и широкая глиняная пластина размером около 40 х 40 см, толщиной от 2,5 до 4 см. Такую плинфу, например, применяли при строительстве Софийского собора в Киеве. Форма и размеры плинфы объясняются простотой формования, сушки и обжига «тонких» кирпичей. Изготавливалась она в специальных деревянных формах, сушилась 10-14 дней, а затем её обжигали в печи. Для кладки из плинфы характерны относительно толстые швы раствора и использование прослоек из природного камня после нескольких рядов плинфы. На многих плинфах ставили клейма, которые считаются клеймами изготовителя.

Плинфа в России использовалась вплоть до XV века. На смену ей пришел «Аристотелев кирпич», близкий по размерам к современному. Первой кирпичной постройкой в древней Руси была Десятинная церковь в Киеве, в Москве первые кирпичные дома были сооружены в 1450 году. А в 1475 г. был построен первый в России кирпичный завод. До этого производство кирпича было в основном развито при монастырях. В 1485-1495 гг. кирпич использовался при перестройке Московского Кремля. Ярким примером использования кирпичного строительства в России времён Иоанна III стало строительство стен и храмов Московского Кремля, которым заведовали итальянские мастера.

И кирпичную печь устроили за Андрониковым монастырём, в Калитникове, в чём ожигать кирпич и как делать, нашего Русскаго кирпича уже да продолговатее и твёрже, когда его нужно ломать, то водой размачивают. Известь же густо мотыками повелели мешать, как на утро засохнет, то и ножем невозможно расколупить.»

В 1500 г. из кирпича был построен Кремль в Нижнем Новгороде, в 1520 г. — Кремль в Туле, а в 1524 г. — Новодевичий монастырь в Московской области.

Кирпич, как строительный материал, имеет свою историю, в ходе которой изменялся процесс его изготовления и, соответственно, менялись морфология (размеры, экстерьер) а также структура формовочной массы. Зная об этих изменениях можно построить хронологическую шкалу, которая позволит точнее датировать культурные слои и кладки, в которых обнаруживаются кирпичи. Главным признаком, позволяющим определить время изготовления кирпича, являются его размеры. Стандарт «государева кирпича», введенный Борисом Годуновым (7х3х2 вершка, то есть 31,2х13,4х8,9 см) должен был использоваться при изготовлении кирпичей для первого в Западной Сибири каменного здания – жилой палаты митрополита Корнилия в г. Тобольске, построенной в 1574 г.
В начале XVIII века Пётр I установил размеры, которые затем долго считались эталонными – 28х14х7 см. Кроме того, он обязал всех производителей кирпича клеймить свою продукцию, так как только этот способ позволял выявлять недобросовестных производителей. Тогда качество кирпича оценивалось очень строго. Привезенную на стройку партию кирпича просто сваливали с телеги: если при этом разбивалось более трех штук, то вся партия браковалась.

Первым кирпичным домом в Петербурге стали палаты адмиралтейского советника Кикина, построенные в 1707 году. В 1710 году на петербуржской стороне на Троицкой площади был построен дом канцлера Г. П. Головнина. В 1711 году сооружен дворец царевны Натальи Алексеевны – сестры Петра I. Летний и зимний дворцы Петра I были построены 1712 году. Первым крупным кирпичным домом Петербурга стал Меньшиковский дворец (1710-1727 гг.). Несмотря на неоднократные перестройки, дворец сохранил свой первоначальный облик. В настоящее время — это музей, филиал Государственного Эрмитажа.

С 1714 по 1741 г. в Российской империи действовал запрет на каменное строительство (а соответственно и изготовление строительного кирпича) во всех городах, кроме Санкт-Петербурга. Император издал специальный указ о строительстве новых заводов близ столицы, приказав их владельцам увеличить объёмы производства.

…дабы всякий на своем заводе сделал кирпичу в год по последней мере миллион, а что больше, то лучше.

Для работы на кирпичных заводах города стали собирать мастеров со всей России. Запрет на каменное строительство был введён специально для того, чтобы каменщики и прочий мастеровой люд, оставшись без работы, сами потянулись на строительство Петербурга. Каждый въезжающий в город был обязан в качестве платы за проезд отдать кирпич, привезённый с собой. По одной из версий, Кирпичный переулок в Санкт-Петербурге назван так именно потому, что на том месте, где он расположен, принимался и складировался «кирпичный налог» за въезд в город.
В середине XVIII в. в стране производилось два вида кирпича: «городовой» пяти сортов (размером 27х13х6,7 см), шедший на строительство зданий, и «трубяной» (хотя до начала каменного строительства здесь производился малоформатный печной кирпич 22х9х4,5 см или 22х11х7 см), использовавшийся для кладки труб и печей. Применение последнего для строительства зданий не разрешалось.

В 1811 г. Инженерный департамент Военного министерства составил «Урочный реестр по части гражданской архитектуры», в котором указывалось, что кирпич должен иметь размеры 26,6х13,3х6,7 см. Этим параметрам должен был соответствовать свежеотформованный материал, который во время сушки и обжига менял свои размеры. В результате параметры обожженного кирпича даже на одном кирпичном заводе получались немного разными. Разница могла достигать 1-2 см. Таким образом, все предпринимавшиеся попытки стандартизации кирпича не могли обеспечить постоянства размеров обожжённого товара. С учетом этих соображений во втором издании «Урочных положений», которые вышли в свет в 1839 г, габариты кирпича устанавливались уже по размерам сухого сырца. В 1847 г. были опубликованы «Правила для единообразной прочной выделки кирпича, долженствующего употребляться как в Санкт-Петербурге, так и в других местах России, на казённых и частных заводах». Этими правилами устанавливался размер готового (т.е. обожжённого) кирпича 26,7х13,3х6,7 см. В 1927 г. в СССР был принят новый стандарт изготовления кирпича: 25х12х6,5 см, а также, 25х12х8,8 см (т.н. полуторный).

Форма и размеры кирпича изменялись на протяжении веков, но всегда оставались такими, чтобы каменщику было удобно работать с ним, т. е. чтобы кирпич был соизмерим с размером и силой руки каменщика. Так, например, российский ГОСТ требует, чтобы вес кирпича не превышал 4,3 кг. Каждая грань кирпича имеет свое название: самая большая, на которую обычно кладут кирпич, называется «постель», длинная боковая — «ложок», а малая — «тычок». Кирпич остается наиболее популярным материалом для сооружения различных конструкций: от простых заборов до роскошных вилл и многоэтажных зданий. Разнообразие цветов и форм придает строениям неповторимый облик. Кирпич удобен в работе, прочен и долговечен. Сейчас в мире выпускается кирпич более 15 000 сочетаний форм, размеров, цветов и фактур поверхности. В настоящее время выпускается полнотелый, пустотелый кирпич, поризованные керамические камни, обладающие повышенными теплозащитными свойствами.

Читайте так же:
Время приключений где джейк стал кирпичом

Начало личной коллекции кирпичей, которая составляет более 600 единиц, было, с одной стороны, случайным, а с другой стороны закономерным, так как я из семьи потомственных строителей и архитекторов и с самого детства интересовался строительством и строительным материалом. Первый кирпич, положивший начало коллекции, датский по происхождению, был найден в кладке при раскопках старого финского фундамента на дачном участке под городом Приозерском Ленинградской области. Необычное клеймо на кирпиче вызвало интерес, и послужило стимулом поиска про него информации. Постепенно на улицах Петербурга начали попадаться старинные кирпичи с клеймами, которые я забирал с собой. Это увлечение со временем переросло в осознанный поиск и сбор других экспонатов.

Кирпич в наше время – самый распространенный строительный материал. Его универсальность и практичность по достоинству оценена во всем мире. Его изобретение имеет для нас не менее важное значение, чем изобретение колеса, а история уходит в глубь времен. Безусловно, кирпич является одним из самых первых стройматериалов. Само слово «кирпич» персидского происхождения, а в русский язык оно попало через тюркские языки. Его история насчитывает уже несколько тысячелетий, но никто не может точно сказать, кем и когда был сделан первый экземпляр. Самые древние предметы из обожженной глины найдены на стоянке древнекаменного века (палеолита) в Словакии, возраст их составляет 25 тысяч лет. Первые упоминания о кирпиче как о строительном материале относятся к 5–4 тысячелетию до н.э. в архитектуре додинастического периода (Древний Египет). При раскопках в Джемдет-Насре обнаружены следы постройки конца IV – начала III тысячелетия до н. э. из тонких плоских кирпичей (так называемые «римхены»).

В начале III тысячелетия до н.э. сделанный вручную односторонне выпуклый кирпич сменился кирпичами, изготовлявшимися в деревянных формах, вначале продолговатыми (20 х 30 х 10 см – старовавилонский кирпич).

Известно, что первыми людьми, которые строили дома из необожженного кирпича были шумеры (3000 лет до н.э.). Явный пример этому – стена шумерского города Ур, толщина которого доходила до 27 метров. Особенно важную роль играл кирпич в зодчестве Древнего Рима, где из кирпича (45×30×10 см) выкладывали сложные конструкции, в том числе арки, своды и т.п.

В домонгольской Руси (преимущественно «деревянной») кирпичные кладки были схожи с римскими, постольку поскольку «кирпичное зодчество» пришло на Русь из Византии являющейся преемницей Рима.

Ярким примером использования кирпичного строительства в Русском государстве времён Ивана III стало строительство стен и храмов Московского Кремля, которым заведовали, в том числе и итальянские мастера. В 1485-1495 годах русские и итальянские мастера возвели новые стены и башни Кремля из красного кирпича. Кирпичные стены ставились по линии старых белокаменных кирпичей, с небольшим отступлением наружу.

Кирпич стали выделывать иной, чем прежде, формы и большей прочности. Для этого в Калитниках, около Крестьянской заставы, был построен новый кирпичный завод. День и ночь пекли мастера-кирпичники крепкие жженые кирпичи для новых кремлевских стен, башен, соборов. Кирпича требовалось много. По 600 штук уходило на один стеновой зубец (мерлон), а зубцов таких больше тысячи. Да еще 20 башен, а сами стены растянулись на два с четвертью километра.


Для соборов шел кирпич поменьше, а башни и стены складывали из полупудового кирпича, который звался «двуручным» (30х14х17 см или 31х15х9 см.) весом до 8 кг каждый.

Впервые была применена механизация строительных работ: кирпич и камень поднимали наверх не вручную, а при помощи особой машины, которую русские плотники прозвали векшей (белкой). Из кирпича выкладывались лицевые стенки, которые заполнялись белым камнем. Самые высокие стены были возведены вдоль Красной площади, где отсутствовала естественная водная преград. Московский Кремль, выстроенный по последнему слову фортификации, прежде всего, был крепостью, защищавшей всех жителей города.

А поскольку там были сосредоточены высшая светская и духовная власть, наиболее почитаемые храмы, монастыри и общерусские христианские святыни, Кремль стал осознаваться как место «особой государственной святости» для всей России.

Недавно консалтинговая группа «Апхилл» провела оценку Московского Кремля. Стоимость Кремля как объекта недвижимости (с учётом социально-культурной ценности) по состоянию на ноябрь 2012 года составила 1,5 триллиона российских рублей (50 миллиардов долларов США).

Производство кирпича на территории Санкт-Петербурга началось стараниями Петра I с 1703 года. Однако на этот счет есть и другая версия. Согласно которой, шведы, задолго до русских, облюбовали заболоченные Невские берега как раз с целью наладить здесь кирпичное дело. И действительно, болота свидетельствуют о наличии глины, лес дает необходимые для печей дрова, а река – удобный путь для перевозки.

Известно, что после изгнания шведов Петр I продолжил создание кирпичных заводов, так как этого требовало строительство новой столицы, которую Петр задумал создать из кирпича и камня. Даже свой деревянный домик (домик Петра Первого) повелел раскрасить «под кирпич», имитировалась при этом многим в то время известная фламандская кладка.
В 1713 году Петр I издал специальный указ о строительстве новых заводов близ Санкт-Петербурга, приказав их владельцам «дабы всякий на своем заводе сделал кирпичу в год по последней мере миллион, а что больше, то лучше». Для работы на кирпичных заводах города стали собирать мастеров со всей России. В том же указе под угрозой разорения и ссылки царь запретил строительство каменных зданий во всех других городах страны. Сделано это было специально для того, чтобы каменщики и прочий мастеровой люд, оставшись без работы, сами потянулись на строительство Петербурга.

Читайте так же:
Как резать кирпичи болгаркой размер

Каждый въезжающий в Санкт-Петербург был обязан в качестве платы за проезд отдать кирпич, привезенный с собой. По одной из версий, Кирпичный переулок в Петербурге назван так именно потому, что на том месте, где он расположен, принимался и складировался «кирпичный налог» за въезд в город.

Во времена царствования Петра I контроль за качеством кирпича был очень жестким. После переправки кирпичей по воде на судах (самый удобный способ) их перегружали на тележки. После прибытия в пункт назначения кирпичи сваливали с телеги, и если хотя бы три кирпича кололось, то вся партия считалась бракованной.

Как делали кирпичи (вес и размер)

До XIX века кирпичи формировали вручную. Этот процесс занимал много времени и сил. Сушили только летом на солнце и обжигали в напольных печах-времянках.

Но уже в середине XIX века были построены первые кольцевая обжиговая печь и ленточный пресс, позволившие совершить переворот в технике производства кирпича. Следом появились глинообрабатывающие машины-бегуны, вальцы, глиномялки. А в конце XIX века стали строить специальные сушилки. В наше время производство кирпича практически полностью механизировано.

Вес кирпича в среднем составляет около 4 — 4,5 килограмм. Но есть и «малютки» в 2,5 кг, а также шестикилограммовые гиганты. Так как манипуляции при постройках из кирпича происходят вручную, руками каменщиков, то наибольшее количество работы за единицу времени достигается только при условии соблюдения некоторого среднего веса каждого кирпича. Отсюда рождается наивыгоднейший, а потому и самый употребительный размер и вес кирпичей.

Форма и размеры кирпича изменялись на протяжении веков, но всегда оставались такими, чтобы каменщику было удобно работать с ним, т.е. чтобы кирпич был соизмерим с размером и силой руки каменщика.

Так, например, российский ГОСТ требует, чтобы вес кирпича не превышал 4,3 кг. Современный стандартный кирпич получил свои раз меры в 1927 году и остается таковым и поныне: 250 х 120 х 65 мм.

Каждая грань кирпича имеет свое название: самая большая, на которую обычно кладут кирпич, называется «постель», длинная боковая – «ложок», а малая – «тычок».

«Босяцкая Миллионка»: путешествие в мир персонажей Горького

Долгое время улица Кожевенная не пользовалась популярностью у туристов и самих нижегородцев. Казалось бы, эта территория, несмотря на то, что она находится у подножия кремля, ничем не примечательна. Однако, ее по праву можно назвать настоящим музеем под открытым небом. Здесь еще сохранились уникальные здания, которые удивят не только архитектурой, но и историей, которую хранят их стены.

Именно здесь Максим Горький, наблюдая за жизнью обитателей этого квартала, создавал характеры своих персонажей. Известно, что писатель был частым гостем Миллионки — так в те времена назывался квартал под кремлем. Теперь и жители Приволжской столицы, и гости города смогут прочувствовать атмосферу конца XIX — начала ХХ века, пройдя по новому экскурсионному маршруту, который был презентован в конце октября.

Путешествие начинается от памятника Минину и Пожарскому на площади Народного единства. Несмотря на то, что здесь многое изменилось со времен Горького, несколько зданий той эпохи сохранились до наших дней.

«Конечно, Горький не видел ни памятника, ни здания бизнес-центра, построенного в советскую эпоху для Дома моделей, ни многочисленных кафе и ресторанов, — рассказывает руководитель проекта „Рождественская сторона“ Александр Сериков. — Но он видел кремль с этого ракурса и множество других зданий, в том числе ночлежный дом, построенный купцом Бугровым.»

Затем направляемся на улицу Кожевенную, где видим знаменитое творение архитектора Георга Кизеветтера — чайную «Столбы». Здание так прозвали за шесть колонн. По словам Александра Серикова, сам император Николай I начертал на проекте, представленном ему на рассмотрение: «Кизеветтеру объявить монаршье удовлетворение за красоту сего фасада». Здание было построено в 1839 году, а в 1901 его приобрел купец Дмитрий Сироткин — будущий городской голова, который по просьбе Горького оборудовал на первом этаже дешевую чайную для бедняков. Обо всем этом туристы, путешествующие без гида, смогут узнать благодаря баннерам, которые создатели маршрута разместили на всем пути следования.

«По воспоминаниям краеведов, в „Столбах“ собиралось огромное количество босяков. Чай здесь стоил всего две копейки. Люди могли взять одну порцию на компанию из 15 человек и сидеть с ней достаточно долго. На втором этаже здания был двухсветный зал, вмещающий до 400 посетителей. В нем проводились литературно-музыкальные вечера. Нижегородский театр драмы отыграл здесь весь свой репертуар. Люди могли приходить сюда бесплатно. В этом была забота и социальный вклад Горького и Сироткина», — продолжает рассказ Сериков.

Литературно-музыкальные чтения закрылись в 1904 году, накануне первой революции. Сегодня здание принадлежит организации, которая сдает помещения в аренду.

Дом напротив красотой и архитектурными изысками не отличается. Как сообщил наш экскурсовод, он был построен несколько позднее «Столбов».

«Когда Кизеветтер работал над проектом, он создавал украшение Базарной площади. С другой стороны был храм, который до наших дней не сохранился. Со временем возобладали коммерческие интересы, на территории Нижнего Базара появились далеко не самые красивые здания. А для того, чтобы с властями жить дружно, на втором этаже разместили полицейский участок», — поясняет Сериков.

В зданиях, стоящих далее, на рубеже XIX-ХХ веков располагались ночлежные дома. Всего на данной территории их было девять. Два находились в Рыбном переулке, остальные семь — на улице Кожевенной. Помещения в них были в основном однокомнатными.

«В частности, в доме № 16 также была ночлежка. На нем мы разместили плакат с репродукцией картины Василия Верещагина, где видно это здание. С ним связана одна история. В 1839 году французский публицист и писатель Маркиз де Кюстин, будучи в России, останавливался именно здесь. Прибыв в Нижний Новгород, он долго не мог найти место для ночлега, так как в это время проходила ярмарка, на которую приехало 200 тысяч человек. Провожатый предложил ему поселиться в этом здании. Писатель снял помещение по цене дорогого отеля в Париже. В комнате его поразило огромное количество тараканов. Нижегородцы заверили его, что знают способ борьбы с насекомыми. Маркиз де Кюстин отправился на прием к губернатору Бутурлину, а по возвращении увидел, что каждая ножка его кровати стоит в тазу с водой. Он прилег отдохнуть и, подняв глаза, увидел, что все тараканы ползают по потолку. Однако, французу пришлось смириться с этим из-за отсутствия других вариантов», — говорит Александр Сериков.

Читайте так же:
Размеры облицовочного кирпича стандарт

В 1980-е годы здание было капитально отремонтировано, сегодня в нем находится гостиница. Летом она пользуется большой популярностью у туристов, да и сейчас, по словам Серикова, отель загружен на 80%. Каким способом удалось избавиться от насекомых, история умалчивает.

Ночлежные дома размещались и в домах № 12 и № 14. Вход в комплекс был единым. Один из домов принадлежал купцу Ивану Брылину. Место на нарах здесь стоило пять копеек за ночь, на полу — три копейки. Одиночная койка обходилась в 1 рубль в месяц.

По описанию губернского санитарного врача Бориса Юрковского, всего в здании располагалось 20 комнат, но все они были сырыми и холодными. Свидетельства об этом хранят и их стены, местами обнажившие кирпичную кладку под слоем штукатурки.

Кроме того, четыре помещения врач описывает как темные, семь называет зловонными. Сейчас бы их посчитали настоящими рассадниками антисанитарии. В то же время от желающих остановиться здесь не было отбоя. В здании числилось более 140 жильцов и 50 ночлежников. Владельцы таких домов получали неплохую прибыль — 9840 рублей в месяц. Для сравнения, зарплата квалифицированного рабочего Сормовского завода в те времена составляла 35 рублей.

Останавливались в ночлежных домах в основном крестьяне, но были и мещане, и дворяне — вспомните про француза. Чаще всего люди прибывали из Нижегородской губернии, так как они искали в городе работу.

В ближайшее время дом № 12 по улице Кожевенной планируется передать в безвозмездное пользование фонду «Земля Нижегородская», который планирует организовать там экспозицию. Уже сейчас в одном из помещений воссоздана атмосфера босяцкой жизни — установлены деревянные нары, в углу размещены предметы старины — самовар и утюг. Именно здесь, по мнению создателей маршрута Горький, наблюдая за обитателями ночлежки, встретил прототипов героев пьесы «На дне», а не в Бугровском доме, как полагает ряд исследователей его творчества.

«Маршрут, который мы сейчас дорабатываем, посвящен 150-летию со дня рождения Максима Горького. При его подготовке использовались материалы с подробным описанием ночлежных домов, которое составил врач Юрковский. К тому времени порядок их содержания уже был принят городской думой. Правила были очень строгими. В каждом доме имелся надзиратель и несколько сторожей. Сохранилась фотография, запечатлевшая надпись „Водки не пить, табаку не курить, песен не петь, вести себя тихо“. Однако, если вспомнить пьесу „На дне“, эти правила соблюдались не всегда», — констатирует Сериков.

По его словам, бывшая «Миллионка» — уникальное место для города и в целом для страны, поэтому туристический маршрут необходимо развивать и популяризировать.
«Необходимо сделать улицу Кожевенной удобной для пешеходов, определить места парковки автомобилей и разработать проект благоустройства «Миллионки», — заключил Сериков.

«Максим Горький — тот, вокруг кого бурлило время»

28 марта исполняется 150 лет со дня рождения Максима Горького — романтика, модерниста, создателя школы соцреализма и новой веры, во главе которой стал не Бог, а Человек. О значении «пролетарского писателя» и его влиянии на современную культуру «Известиям» рассказал автор его биографии, писатель, литературовед Павел Басинский.

— В канун юбилея вышло переиздание вашей книги «Горький. Страсти по Максиму». Считаете, они не стихли до сих пор?

Горький — одна из самых сложных личностей конца XIX — первой трети ХХ века. Кто-то считает, что Алексей Максимович недооценен. Другие утверждают, что имя раздуто. Символист Дмитрий Мережковский писал: «Как явление художественного творчества Толстой и Достоевский неизмеримо значительнее Горького. О них можно судить по тому, что они говорят; о Горьком нельзя: важнее всего не то, что он говорит, а то, что он есть».

Не просто писатель — создатель культурной и общественной ситуации. Тот, вокруг кого бурлило время. Он находил общий язык с Лениным и Розановым, Толстым и Гапоном. Стоял у истоков создания ведущих литературных организаций — Союза писателей, Литинститута, издательств «Знание», «Парус», «Всемирная литература». Его стараниями писательство стало одним из главных дел страны.

Ведь прежде, будь ты хоть Чехов, хоть Достоевский, — иди на поклон к издателю. Потом над этим смеялись, говорили, что структуры Союза писателей — «писательский колхоз». Ерунда: впервые в мире литераторы получили государственную поддержку. Он и в СССР вернулся потому, что ему позволили развернуться в качестве культурного строителя.

Деятельной натуре Алексея Максимовича было тесно в эмиграции. Как верно заметил живший в его доме в Сорренто Владислав Ходасевич, Горький «продался, но не за деньги». Не роскошь его привлекала, а культуртрегерство. Он и до отъезда был таким: в его квартире на Кронверкской бывали оппозиционные большевики, меньшевики, эсеры, члены императорской фамилии, опальные писатели и художники. Просили обо всем: о защите, о протекции, о жилье, чуть ли не о новых штанах.

Шкловский шутил, что во время революции мы съели большого русского писателя: с 1917 по 1921 год Алексей Максимович вообще не успевал работать, устраивал какие-то зарплаты, вытаскивал из историй. Ленина как человека власти это раздражало. Он, кстати, и поспособствовал отъезду писателя в эмиграцию в 1921 году.

— Зато Сталин верно рассчитал, что всемирно известного литератора выгоднее иметь в качестве рупора советской власти?

— Горький был огромная знаменитость: имел пять номинаций на Нобелевскую премию, по случаю юбилея получал поздравления от Стефана Цвейга, Томаса и Генриха Маннов, Джона Голсуорси, Герберта Уэллса, Сельмы Лагерлеф. На привилегии не поскупились: особняк Рябушинского, дачи в Горках и в Тессели, сын Максим получил гоночную машину последней марки, а в Сорренто на мотоцикле ездил. Конечно, теперь Алексей Максимович был вынужден выполнять некоторые заказы.

Читайте так же:
Кирпич все про него

— За это на него и повесили ярлык «песнопевца режима»?

— Конечно, поездка на Соловки и на Беломорканал — позорные страницы его биографии. Писатель всё прекрасно понимал: нет ничего хорошего в том, что людей держат в заключении. Хотя массовые расстрелы на горе Секирка начались позже. А на момент визита Горького лагерь был образцовым: там театр держали, выпускали журналы, газеты. Но от этого Соловки не переставали быть концлагерем.

Да, Горький написал множество статей, прославляющих власть. Но есть тут и такой момент: мы судим о людях прошлого с сегодняшних позиций, уже зная, что произойдет. А они-то жили в своем времени. Вот, например, писал он о сотрудниках карательных органов. Теперь кажется — как он мог?! Но после революции и даже в первой половине 1930-х годов они воспринимались как рыцари без страха и упрека. Человек в форме ГПУ-НКВД с усиками, как у Ягоды, казался героем. Заходил такой «сокол» в ресторан, женщины глаз не сводили.

— Политическая и социальная активность, кажется, очень навредила Горькому. Федор Сологуб писал о нем: мол, талант как топор, читаешь и досадуешь. Или это комплимент?

— Безусловно, Горький — большой мастер, философичный, точный, разноплановый. Великие книги — «Жизнь Клима Самгина», «Детство», «В людях», «Мои университеты». Прекрасен «Челкаш». «Макар Чудра», первый же его рассказ, — абсолютный шедевр.

На мой взгляд, он великолепен и как драматург. Пьеса «На дне», выдержавшая в Берлинском театре три сотни аншлагов и 500 спектаклей подряд, была прорывным событием в истории театра. Но не из-за зипунов и лохмотьев: они появились на сцене уже по время постановки «Власти тьмы» Льва Толстого. На самом деле это экзистенциалистская вещь, игра социальных масок, которые разрушаются прямо на глазах у зрителя.

Барон, Клещ, Татарин, Актер — все они оказываются в ситуации, когда их социальные роли ничего не значат, все обречены. Горький пророчески подписывает приговор не только царской России, но и всей рушащейся мировой цивилизации — и вскоре старый мир рухнет, появится новый.

Драматург ставит жесткий вопрос: что важнее — сострадание к человеку или правда о нем? Лука, герой «старой формации», пытается утешить, кормит сказочками, говорит умирающей Ане, что на том свете ей будет хорошо. Актеру сочиняет про лечебницу, где справятся с его болезнью. Но не срабатывает! Выход демонического Сатина, заложника маски шулера и пьяницы, вдруг сказавшего «правду», инспирирован Лукой. Ведь именно Сатин произносит знаменитый монолог: «Человек — это звучит гордо». Актер не выдерживает, вешается.

Вообще Горький не простой автор, он требует некоторой читательской подготовки. Кого-то могут раздражать его преувеличенные модернистские метафоры. Как остроумно заметил Корней Чуковский, он «овеществляет дух» и «одухотворяет материю». «Песня как грязь», «мысли как тараканы» — именно это и не нравилось Толстому и Бунину. При этом оба признавали, что Горький — большой мастер.

— Бунин подозревал Горького в наигранности: корчит из себя человека из толпы, еще и нарочито окает, как бурлак.

— Писатели часто друг друга не любят. Но если бы «бурлак» не опубликовал «Антоновские яблоки», мы бы долго не узнали об аристократе Иване Алексеевиче. Конечно, Горький — фигура масочная, это вообще характерно для модерна. Носил косоворотку, делал вид, что «прост». И при этом был великолепно образован: среди студентов Казанской духовной семинарии парень из пекарни народника Деренкова был легендой: разносит по утрам булочки и рассуждает о Марксе, Шопенгауэре, Лаврове. Вырваться из толпы, не слиться с массой для Алеши Пешкова было делом принципа, как раз об этом его повесть «В людях».

— В книге вы представляете Алексея Максимовича создателем новой, революционной религии, где во главе угла встал не Бог, а Человек. О чем она, эта религия? Известно, что он был ницшеанцем.

— «Ницшеанство» Горького начинается гораздо раньше, чем он знакомится с трудами «базельского профессора». «Макар Чудра», написанный в 1892 году, — один в один «Несвоевременные размышления», которые тогда на русский переведены не были. Старый цыган говорит: «Иди — и всё тут. Долго не стой на одном месте — чего в нем? Вон как день и ночь бегают, гоняясь друг за другом, вокруг земли, так и ты бегай от дум про жизнь, чтоб не разлюбить ее».

А Ницше пишет о Гамлете: задумался о жизни, и жизнь опротивела. И лишь позже Алексей Максимович прочел «Рождение трагедии из духа музыки» и «Так говорил Заратустра», а уже после смерти философа побывал в Германии, получил письмо от сестры Ницше Элизабет с приглашением посетить архив ее брата.

Для Горького важна тема не сверхчеловека, а сверхчеловечества. Мир, каким его создал Бог, казался ему несправедливым: почему люди в нем страдают, умирают? А раз Творец нас бросил, мы должны стать равными ему, взять бразды правления в свои руки, построить рай на земле. Причем не метафорически, а вполне практически.

Он, например, считал, что смерть бессмысленна, и людей нужно сделать вечными, как вечна Вселенная. Тогда это казалось достижимым — сильна была вера в силу науки. Философ и врач Александр Богданов проводил эксперименты с переливанием крови, считая, что постоянно омолаживая человека, можно сделать его вечным.

Благодаря инициативе Горького в СССР был создан Институт экспериментальной медицины, одной из задач которого было если не достижение земного бессмертия, то максимальное продление человеческой жизни. Хотели создать новых людей, стоящих на принципиально иной ступени развития.

— Больше похоже на чернокнижие, мистицизм, чем на атеизм.

— Трудно сказать, во что верил сам Горький. Во всяком случае, атеистом в буквальном смысле он не был — хотя бы потому, что его страшно волновал вопрос о Боге. «Мы в мир пришли, чтобы не соглашаться», — строка из несохранившейся ранней поэмы «Песнь старого дуба». Зато можно без тени сомнения сказать: у Пешкова-Горького были какие-то особенные интимные отношения с чертом. Мемуаристы свидетельствуют: на протяжении всей своей жизни Горький постоянно чертыхался.

Читайте так же:
Кирпич облицовочный печной lode

Понятие «черт» имело у него множество оттенков. Но чаще это было слово ласкательное. «Черти лысые», «черти драповые», «черти вы эдакие», «черт знает как здорово». Конечно, и язычником он не был в точном значении этого слова; просто всё сумеречное, таинственное неизменно притягивало его внимание. Впрочем, это характерно для рубежа веков вообще.

— Язычник, ницшеанец, пролетарский писатель, певец режима — кем же он сам себя считал?

— «Проходящим». Это его собственное экзистенциальное изобретение. Мимо «людей». Мимо мира. Мимо себя. Не просто прохожим, для кого всё мелькающее перед глазами — привычный пейзаж; и не странником, стремящимся удалиться, получив еду и ночлег. «Проходящий» — это Миклухо-Маклай в среде своего народа. Своей интеллигенции. Своих священников. И своих «хозяев жизни». Он не просто живет среди людей, в том числе и соотечественников, он их непрерывно изучает как загадочный феномен. И здесь не столь важно, кто ты: бродяга и вор Челкаш или писатель и гений Толстой, консерватор Розанов или революционер Ленин, защитник людей Короленко или кровавый диктатор Сталин.

Как говорит Лука в «На дне»: «Ни одна блоха — не плоха: все — черненькие, все — прыгают. » Но и тут же возражение Сатина: «Всё — в человеке, всё для человека. Че-ло-век! Это — великолепно! Это звучит. гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека!» Между этими двумя полюсами примерно и находится взгляд Горького на человека.

Писатель, литературовед и критик Павел Басинский в 1986 году окончил Литинститут имени Горького.

Член Союза российских писателей. Входит в постоянное жюри премии Александра Солженицына. Автор биографии Максима Горького, изданной в 2005 году. Лауреат национальной премии «Большая книга».

В печи томились кирпичи

А ТЕПЕРЬ ЕЕ ИЗВЛЕКУТ ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ И СДЕЛАЮТ МУЗЕЙНЫМ ЭКСПОНАТОМ

Старинная печь по производству красноглиняного кирпича, обнаруженная на строительной площадке в центре Чебоксар, станет экспонатом музея. Уникальный артефакт, как уже сообщала наша газета («Вскрытие покажет» от 11.09.2014 г.), обнаружили на улице Ярославской два года назад.
Напомним, при строительстве подземной парковки экскаватор наткнулся на что-то твердое в грунте, и работы пришлось остановить. Историк и искусствовед Дмитрий Мадуров решил вблизи рассмотреть раскоп и обнаружил сенсацию – выложенные из кирпича полукруглые камеры-топки. Именно из таких конструкций в старину строили печи для обжига кирпича.
Полностью раскопать находку тогда не представлялось возможным, поскольку рядом шло активное строительство нового бизнес-центра. Поэтому ее временно засыпали грунтом. Почти два года археологический памятник ждал своего появления на свет на глубине четырех метров. Наконец, когда основные работы на стройке были завершены, раскопки возобновились.
– Сложность была в том, что рядом с нашим объектом под землей проходят коммуникации, и мы старались их не задеть, – рассказал руководитель раскопок, заместитель директора Новочебоксарского музейного комплекса Дмитрий Спрыжков. – Случались и обвалы грунта, и подтопления в непогоду. Хорошо, что на помощь пришел заказчик строительства – предоставил технику, выделил нам людей.
– Мы любим свой город, и для нас важно сохранить его историю, поэтому и решили поддержать археологов, –объяснил свой интерес представитель компании Михаил Кульков. – Да и сам артефакт стоит того – не каждый город может похвастаться такой интересной исторической находкой.
Теперь, когда раскопки закончились, эксперты склоняются к тому, что найденному сооружению не менее 300 лет. На большемерных кирпичах, из которых сделана конструкция, нет специального клейма, а его начали ставить при Петре Первом. Поэтому печь могла быть сделана еще в 17 веке.
Говорят, подобные печи для обжига кирпича в старину работали на протяжении всего строительного сезона, примерно с мая по сентябрь. Судя по внушительным размерам сохранившегося сооружения (4,20×2,80 м), кирпичное производство здесь было достаточно масштабным.
– Мы обнаружили три довольно крупных топочных канала и сушильную камеру, и можем представить себе, как примерно изготавливался кирпич, – поделился предположениями руководитель раскопок. – Сам процесс от загрузки до изъятия длился около трех недель: сначала печь долго топилась, нагревалась до максимума, потом температуру снижали, чтобы кирпич не перекаливался, и еще неделю он сушился. Затем готовый стройматериал, скорее всего, перевозили на телегах, а мусор сбрасывали в овраг, где протекала речка Кайбулка.
Удивительно, насколько хорошо сохранилась чебоксарская печь, некоторые элементы кирпичной кладки будто сделаны совсем недавно. Дмитрий Спрыжков полагает, что это только нижняя часть изначальной конструкции, верхняя, увы не сохранилась.

МЕЖДУ ТЕМ
В старину не существовало единых стандартов, и в каждом регионе кирпичи были разных размеров. Кирпич, который изготавливался в обнаруженной чувашскими археологами печи – 312x132x89 мм. Из таких «большемеров» в допетровские времена возводили кремлевские стены, церкви и монастыри.

Кто знает, какие еще сюрпризы обнаружат здесь исследователи, когда печь демонтируют. Как правило, прямо на месте раскопок сооружают культурный объект, но в нашем случае среди автомашин, паркующихся возле нового здания, он просто затеряется. Да и дело окажется затратным.
Есть еще одна проблема – памятник вовсю заливало дождевой водой. Поэтому археологи на свой страх и риск решили вынуть его из земли. Однако кирпичное сооружение держится на глине, если вытаскивать его целиком, оно может разрушиться. Так что решено было разделить печь на части и перенести в безопасное место. Подобного опыта еще не было ни у нас, ни в соседних регионах, и наши археологи тут своего рода новаторы.
Тем временем, дальнейшую судьбу уникального памятника решают ведущие этнографы, историки и искусствоведы республики. Возможно, старинная печь скоро станет экспонатом мини-музея. Застройщик уже предложил открыть его в фойе своего нового бизнес-центра и даже согласен профинансировать проект. В Министерстве культуры Чувашии инициативу музеефикации печи поддержали, провели заседание рабочей группы и поручили Национальному музею республики рассмотреть различные варианты размещения ценного экспоната.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector