Tpc-setka.ru

ТПЦ Сетка
9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Где кирпич образует проход

«Мурка», «Бублички» и другие хиты НЭПа

Они возникали ниоткуда, никто не знал их авторов, но пели их все.

НЭП: новые удовольствия для новых людей

НЭП, объявленный весной 1921 года, стал новой страницей в истории страны. Возможность предпринимательской деятельности и рост благосостояния населения создали ресурс для развития культуры и инвестиций в сферу досуга.

Появился новый класс людей — нэпманы. Он аккумулировал тех, кто ещё в годы Гражданской войны промышлял на «чёрном» рынке; криминальных элементов; чиновников средней руки, которые использовали служебное положение для ведения бизнеса и устранения конкурентов.

Карикатура на нэпмана. (flickr.com)

В либеральной обстановке НЭПа популярны были не авангардные идеи, а кабаре и варьете с куплетистами и танцовщицами. В кино полные залы собирали не фильмы Сергея Эйзенштейна, а импортные мелодрамы, комедии и остросюжетные ленты. Неформальной столицей низовой культуры была Одесса, где образовался союз нэпманов, криминала и эстрады.

«Бублички» как символ НЭПа

Песня впервые была исполнена артистом «блатного жанра» Григорием Красавиным. Мелодию он позаимствовал из популярного фокстрота неизвестного автора. Слова же написал Яков Ядов.

Из воспоминаний Григория Красавина: «…я старался выяснить, в чём состоит одесская «злоба дня», они мне сказали, что в Одессе на всех углах продают горячие бублики с утра и до вечера и с вечера до утра. Только и слышно: «Купите бублики, горячие бублики…» Вот это, сказали они, стоило бы отразить в песенке. Кто это может сделать хорошо и быстро? Только один человек — Яков Петрович Ядов! […] Якову Петровичу очень понравилась музыка. Он сразу загорелся: «Это прекрасная идея! Надо показать в этой песенке несчастную безработную девушку, мёрзнущую на улице ради куска хлеба, умирающую с голода для обогащения нэпмана, так сказать, одна из «гримас нэпа»».

«Бублички» в исполнении Юрия Морфесси

Вскоре после премьеры «Бублички» распевали на каждом углу. Поварившись в народной среде, текст сократился, утратил социальные темы. Часть фраз была «отредактирована». Вместе с эмигрантами «Бублички» оказались в Нью-Йорке, где их перевели на идиш. Вскоре хит вошёл в репертуар эстрадных певцов.

«Мурка»: от истории любви до криминального детектива

В начале 20-го столетия стал модным босяцкий жанр, корнями уходящий в «песни воли и неволи», «острожные» и «каторжные». В литературе и кино всё чаще появляются отверженные люди — жертвы социальной несправедливости, бунтари. Пожалуй, самый известный пример — пьеса Максима Горького «На дне». Вскоре появляется и эстрадная песня на эту тему. Сочетание мелодий из репертуара одесских ресторанов с текстами о трагичной судьбе породило жанр блатной песни.

Один из канонических примеров жанра — «Мурка». Окончательное криминальное реноме закрепилось за ней в 1979 году после выхода сериала «Место встречи изменить нельзя». В сцене, когда Шарапов в логове бандитов пытается сойти за своего, герой исполняет именно «Мурку».

Сцена из сериала «Место встречи изменить нельзя»

Первоначальный же вариант песни был романтичным, но, что характерно для городского романса, трагичным.

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая!
Помнишь ли ты, Мурка, наш роман?
Как с тобой любили, время проводили
И совсем не знали про обман…

Лирический герой — обманутый муж — рассказывает, как вывел неверную жену на чистую воду.

Как-то, было , выпить захотелось,
Я зашёл в шикарный ресторан.
Вижу — в зале бара там танцует пара —
Мурка и какой-то юный франт.

Подкараулив Мурку и её любовника у выхода из ресторана, герой устроил сцену ревности с риторическими вопросами о причинах неблагодарности и неверности.

Ты меня любила, а потом забыла
И за это пулю получай!

«Мурка» в исполнении Константина Сокольского

Песня быстро стала народной, сюжет и текст неоднократно менялись неизвестными авторами. И вот уже Мурка — Маруся Климова, двойной агент, который «подсажен» к бандитам. Раскрытый обман карается смертью.

«Кирпичики»: «против» растратчиков и «за» червонцы

Одна из самых известных дворовых песен, также возникшая на основе городского романса, — «Кирпичики». Примечателен не столько оригинал композиции, сколько многочисленные вариации текста на тот же мотив. По замечанию ряда этнографов, «Кирпичики» не знает себе равных по количеству подражаний, перепевов и переделок.

Читайте так же:
Кирпич маркировка по госту

По сюжету, героиня «в убогой семье родилась» и в 15 лет устроилась на кирпичный завод. Там она встретила Сеньку.

Каждую ноченьку с ним встречалися,
Где кирпич образует проход…
Вот за Сеньку-то, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Внезапно «безработица по заводу ударила», и помимо героев были уволены 270 человек. Беда не приходит одна, и вскоре после увольнения «война пошла буржуазная». В обстановке хаоса обозлившийся народ «по винтику, по кирпичику растаскал опустевший завод».

С установлением власти большевиков герои вернулись на то место, где когда-то производили кирпичики, чтобы восстановить завод. Сенька — теперь уже товарищ Семён, управляющий предприятием.

Так любовь моя и семья моя
Укрепилась от всяких невзгод…
За весёлый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

На мотив «Кирпичиков» появились куплеты на злобу дня: о растратчиках, коррупционерах, кооперации, денежной реформе и т. д. Типичный герой сатирических песен о растратчиках — ответственный работник, в ведении которого находится производство, торговля или строительство. Стандартная сюжетная схема: растрата, проверка, суд, тюрьма. Фрагмент песни 1928 года:

А кругом звонки, телефончики
Целый день все звонят без конца,
И с 10-ти до трёх все червончики,
Добывает он в поте лица.

Нередко герой оказывается очарован корыстолюбивой обольстительницей:

Подзавив усы свои кисточкой
И поправив свои галифе,
Раз директор наш машинисточке
Предлагает прогулку в кафе.

Ещё пример — о директоре Сеньке, наслаждавшемся буржуазными удовольствиями за государственный счёт и оказавшемся в Бутырской тюрьме.

В центре города по балам ходил,
Полюбил всей душою цыган
И по рублику, по червончику
Разгружал он советский карман.

Или другой пример о любви по расчёту:

И обычная тут история:
Машинистка хитра и умна,
Уж не вдруг дана категория:
Секретаршей стала она.
А директор ей пальцев кончики
Целовал без конца и забот,
Вереницей шли червончики
За часы сверхурочных работ.

Кирпичики из оригинальной песни были заменены на червончики, что вполне отвечало реалиям: в годы НЭПа была проведена денежная реформа, в результате которой появилась устойчивая валюта — червонец. Для поддержки денежной реформы и формирования доверия населения использовались как классические средства пропаганды, так и близкие народу, фольклорные. Даже вышла сказка в стихах «С.С.Р.-ский червонец».

Рос червонец очень скоро,
Из Москвы попал в Ростов —
Быстро мчался, как в моторе,
Среди сел и городов…
Не по дням, а по минутам
Рос червонец-богатырь —
Иностранная валюта
Шибко шла «под монастырь».

В финале сказки червонец вытесняет с внутреннего рынка не только иностранные валюты, но и старые советские деньги.

Алексей Добряков — Уличные песни

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Уличные песни»

Описание и краткое содержание «Уличные песни» читать бесплатно онлайн.

В книгу включены песни по старинке называемые блатными. Их вы либо сами поете под гитару, либо с удовольствием и грустью слушаете в своих компаниях на кухне, в клубах, у костра, в подворотнях, а в последнее время и с эстрады. Среди них немало озорных, фривольных песен. Это наиболее полный сборник таких популярных у всех песен, когда-либо выходивших в России.

Издательство предупреждает: детям до 16 лет, ханжам и людям без чувства юмора читать книги этой серии запрещено!

Где же ты, моя любовь?
Для кого твои глазки горят?
Для кого твое сердце стучит?
С кем ты делишь печаль?

Я встретил розу

Я встретил розу. Она цвела,
Вся дивной прелести полна была.
Цветок прелестный ласкал мой взгляд.
Какой чудесный, нежный аромат!

Я только розу сорвать хотел,
Но передумал и не посмел.
О роза, роза! Любовь моя!
Шипов колючих боялся я.

Читайте так же:
Материал гибкие связи для кирпича

И вот однажды я в сад вхожу
И что, друзья, там я нахожу:
Сорвали розу, измяли цвет,
Шипов колючих уж больше нет.

О роза, роза! — я закричал, —
Зачем, о роза, тебя не рвал?
Шипов колючих боялся я.
Теперь навеки я без тебя.

Молод и горяч,
Жил один скрипач.
Пылкий был, порывистый, как ветер.
И, душой горя,
Отдал он себя
Той, которой нет милей на свете.

Денег — ни гроша,
Но поет душа,
Изливаясь в нежных звуках скрипки.
Восемнадцать лет —
Счастья в жизни нет.
Счастье к ним пришло в ее улыбке.

Пой, скрипка моя, пой!
Видишь, солнце весело смеется!
Расскажи ты ей
О любви моей.
Всем, кто любит, счастье достается.

Но пришел другой
С золотой сумой.
Разве ж можно спорить с богачами?
И она ушла,
Счастье унесла.
Только скрипка плакала ночами.

А пришла зима —
Он сошел с ума.
И теперь он пел с больной улыбкой.
По ночам он пел
И в окно глядел.
И ему казалось: был он скрипкой.

Плачь, скрипка моя, плачь!
Расскажи о том, как сердце рвется!
Расскажи ты ей
О любви моей.
Может быть, она еще вернется.

Губ твоих накрашенных малина

Губ твоих накрашенных малина,
В кольцах пальцы ласковой руки.
От бессонницы и кокаина
Под глазами черные круги.

Муж твой в далеком море
Ждет от тебя привета,
В суровом ночном дозоре
Шепчет: «Где ты? Где ты?»

Зубки твои в чувственном оскале,
Тонкая изломанная бровь.
Слишком многие тебя ласкали,
Чтоб мужскую знала ты любовь.

Офицеров знала ты немало
Кортики, погоны, ордена…
О такой ли жизни ты мечтала,
Трижды разведенная жена?

У любви порочной ты во власти.
И тогда, послушны и легкие,
Цепенеют в пароксизме страсти
Пальчики изнеженной руки.

Наполняясь, звякнули бокалы,
На подушку капли уронив,
Сброшенный мужской рукой усталой,
Шлепнулся на пол презерватив.

Лишь порою встанешь ты не рано
С грустью от загубленной красы…
А на вечер — снова рестораны,
И снимаешь тонкие трусы.

Отошли в небытие притоны
Легких девок в наши времена,
Но верна велению закона
Чья-нибудь хорошая жена.

Муж твой в далеком море
Ждет от тебя привета,
В суровом ночном дозоре
Шепчет: «Где ты? Где ты?»

Они любили друг друга крепко

Они любили друг друга крепко,
Хотя и были еще детьми.
И часто-часто они мечтали:
Век не разлюбим друг друга мы.

В семнадцать лет, еще мальчишкой,
В пилоты он служить ушел.
В машине быстрой с звездой на крыльях
Утеху он себе нашел.

Писал он часто: «Скоро приеду,
А как приеду, так обниму».
«Я буду ждать, что б ни случилось», —
Так отвечала она ему.

Но вот однажды порой ненастной
Письмо приходит издалека,
Со злобной шуткой друзья писали,
Что уж не любит тебя она.

Ну, что ж? Не любит — так и не надо!
За что же я ее люблю?!
И что мне стоит, пилоту, сделать
С улыбкой мертвую петлю.

Ну, что ж? Не любит — так и не надо!
И для петли он руль нажал.
На высоте трех тысяч метров
Пропеллер яростно жужжал.

Вот самолет за дальним лесом
На полной скорости упал.
Пилот в крови весь, с измятой грудью
Губами бледными шептал:

«Так значит — амба. Так значит — крышка
Любви моей последний час.
Тебя любил я еще мальчишкой
Еще сильнее люблю сейчас».

А в этот вечер она мечтала,
Что вот вернется любимый мой…
А через час она узнала:
Погиб пилот ее родной.

Ну что ж? Погиб он, и я погибну, —
Решила девушка тогда.
И в тот же вечер в речные волны
С обрыва бросилась она.

На окраине где-то в городе
Я в убогой семье родилась,
И девчонкою лет пятнадцати
На кирпичный завод нанялась.

Было трудно мне время первое,
Но изменчива злая судьба.
И однажды мне счастье выпало,
Где кирпичная в небо труба.

Читайте так же:
Кирпич для мангала с топкой

На заводе том Сеню встретила,
Он на тачке возил кирпичи.
Ох, кирпичики, вы кирпичики,
Полюбила его от души.

Он кирпич возил и со мной шутил:
Развеселым он мальчиком был.
И сама тогда не заметила,
Как он тоже меня полюбил.

Каждый раз мы с ним там встречалися,
Где кирпич образует проход.
Вот за эти-то за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Но потом — война буржуазная.
Сеню взяли туда моего.
Ох, кирпичики, вы кирпичики,
Тяжело было мне без него.

Сеня кровь свою проливал в боях,
За Россию всю жизнь он отдал.
И судьбу мою разнесчастную,
Как нежженый кирпич, поломал.

На заводе том довелось узнать
Безотрадное бабье житье.
Ох, кирпичики, вы кирпичики,
Только вы знали горе мое.

Много лет война продолжалася.
Огрубел, обозлился народ,
И по винтику, по кирпичику
Растащил он кирпичный завод.

Новый год. Порядки новые

Новый год. Порядки новые.
Колючей проволокой концлагерь окружен.
Со всех сторон глядят глаза суровые,
И смерть голодная глядит со всех сторон.

Ниночка, моя блондиночка,
Родная девочка, ты вспомни обо мне,
Моя любимая, незаменимая,
Подруга юности, товарищ на войне.

Милая, с чего унылая,
С чего с презрением ты смотришь на меня?
Не забывай меня, я так люблю тебя,
Но нас с тобою разлучают лагеря.

Помнишь ли, зимой суровою,
Когда зажглись на елке тысячи огней,
Лилось шампанское рекой веселою,
И ты под елкой пела, словно соловей?

В мыслях пью вино шипучее
За губки алые, чтоб легче было жить,
Чтоб жизнь в концлагере казалась лучшею
И за шампанским удалось все позабыть.

По тундрам, тундрам

По тундрам, тундрам, по широким просторам,
Там, где мчится курьерский Воркута — Ленинград,
Мы бежали с тобою, опасаясь погони,
И мы твердо решили: нет дороги назад.

Все, что было — не скрою. Пусть поймут меня люди.
Я любил тебя очень, как любил я цветы.
Ты менялась, как ветер, обо мне забывала.
Скоро стала холодной, как на Севере льды.

Расставались мы просто, и в сердцах горделивых
Больше не было страсти, не теплилась любовь.
Расставаясь, я понял, что ушла ты навеки,
Что ушла ты навеки, что не встретимся вновь.

О море, море… Я один на просторе.
Твои глазки мне светят — не видать в них огня.
Предо мною стихия. Она плакать не может.
Это рвутся рыданья из груди у меня.

Вдруг, судьбу изменяя, в сердце входит другая.
Я хочу, чтоб из песни ты не брала пример.
Если любишь глубоко и не будешь жестокой,
Я спою тебе песню еще лучше, поверь!

Где кирпич образует проход

Здесь Вы можете высказать свое мнение о прослушанной песне, добавить или уточнить информацию о ней, описать связанные с ней интересные моменты. Все это позволит трудящимся сравнить различные точки зрения и получить объективное представление о песне.

Запрещается вести политические дискуcсии и/или любые разговоры, не связанные напрямую с обсуждаемой песней, для них существует форум. Все подобные записи, а также непристойные и оскорбительные сообщения будут удаляться.

Автор слов- П. Герман, который написал знаменитый авимарш «Все выше», романс «только раз бывает в жизни встреча» и др. Текст есть в Инете, его приводит профессор Неклюдов:
ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПЕРВОТЕКСТ
На окраине где-то города
Я в убогой семье родилась,
Горе мыкая, лет пятнадцати
На кирпичный завод нанялась.
Было трудно мне время первое,
Но потом, проработавши год,
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.
На заводе том Сеньку встретила,
Лишь, бывало, заслышит гудок,
Руки вымоет и бежит к нему
В мастерскую, набросив платок.
Каждую ноченьку с ним встречалися,
Где кирпич образует проход.
Вот за Сеньку-то, за кирпичики
Полюбила я этот завод.
Но, как водится, безработица
По заводу ударила вдруг,
Сенька вылетел, а за ним и я,
И еще двести семьдесят штук.
Тут война пошла буржуазная,
Огрубел, обозлился народ,
И по винтику, по кирпичику
Растаскал опустевший завод.
После Смольного, счастья вольного,
Развернулась рабочая грудь,
Порешили мы вместе с Сенькою
На знакомый завод заглянуть.
Там нашла я вновь счастье старое,
На ремонт поистративши год,
И по винтику, по кирпичику
Возродили мы с Сенькой завод.
Запыхтел завод, загудел гудок,
Как бывало, по-прежнему он.
Стал директором, управляющим
На заводе товарищ Семен.
Так любовь моя и семья моя
Укрепилась от всяких невзгод.
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Читайте так же:
Сибирский элемент вес кирпича

(автор П.Д. Герман , по изданию 1924 года)

Еще есть запись, кажется, 25-го года — хор Алехина

Тов. Семеныч в свое время присылал несколько интересных вариантов
Среди них — бодрое оркестровое исполнение каким-то джаз-бэндом

Правильный текст — в записях хора п/у Ф.Алехина и Давида Медова. Еще, видимо, у Нины Дулькевич, но я не встречал ее записи.

Кроме чрезвычайно редкой пластинки 30-х гг, где-то в областных радиоархивах могут случайно найтись и поздние магнитные записи 60-х гг, сделанные с радиотрансляций во время гастрольных поездок певицы. «Кирпичики» она в этот период изредка пела — по настойчивым просьбам зрителей.

Где-то здесь же на форуме промелькнуло сообщение, что «в ужасном качестве». Но запись не выкладывалась. Речь шла о 100-летии Шульженко и о безуспешном поиске этой её «коронной» песни.
Но может быть я что-то путаю, поскольку в качестве «читателя» заглядывал и на форум «ностальгистов».

Никогда она эту вещь не записывала на пластинку, что бы там не говорили.
Иван, а не могли бы Вы мне запись Медова прислать? Безумно интересно

Прочитав статью С. Ю. Неклюдова, я узнал что настоящее имя автора музыки песни «Кирпичики» является С. Бейлинзон или Бейлезон. См. эту очень интересную статью — http://arkasha-severnij.narod.ru/kirpichiki.html

На пластинках, кстати, даже имени Кручинина не стояло. Я видел этикетку пластинки с хором Ф.Алехина, так там написано только «русская песня».

Иван, кстати, располагаете ли записей вальса «»Две собачки»? А знаете ли что-нибудь о авторе музыки, включая его полное имя?

Увы, записи нет. Даже из трех советских записей «Кирпичиков» найдена лишь одна — хор Алехина (1925 год). Были еще пластинки с записями версии на баянах и Нины Дулькевич (1926 год). Уж не знаю, пела ли последняя все куплеты. Вот Давид Медов (эмигрант из США) записал весь советский текст. Но и то пока нашлась только обрезанная запись. Есть несколько эмигрантских вариантов, но это все переделки про кралю, измену или даже убийство из мести.

Здесь можно прочесть об истории песни «Кирпичики». Правда, сплошные противоречия:

Знаете ли Вы самую известную русскую песню про кирпичи?

Из книги Глеба Скороходова «Тайны граммофона: Все неизвестное о пластинках и звездах грамзаписи». М.: Изд-во Эксмо, Изд-во Алгоритм, 2004, с. 259-264:

«Сохранился любопытный, полагаю, уникальный экземпляр пластинки, вышедшей в 1925 году… Записан на этом «тяни-толкае» народный хор под управлением Федора Алехина.

С одной стороны — «Пошла Маша за водицей», с другой — русская песня «Кирпичики».

Музпред охотно писал хоры.

Алехинский коллектив, судя по дошедшим до нас дискам, исполнял не столько народные песни, сколько современный репертуар: большую хоровую фантазию «Смычка города с деревней», революционные песни (так на этикетках) «Даешь мотор» и «Лишь ты рабочий и крестьянин», комсомольские — «Проводы» и «Дуня».

«Кирпичики» в этом длинном ряду — единственное произведение, означенное как «русская песня», то есть народная. Судьба ее весьма примечательна. Пожалуй, другого такого фаворита у Музпреда не было.

Запись «Кирпичиков» появилась на пластинках с той же оперативностью, что и фрагменты из «Баядеры» — на следующий день после премьеры.

Но одним исполнителем дело не ограничилось. Через несколько месяцев Музпред повторяет запись — на этот раз «Кирпичики» представляет одна из популярных исполнительниц цыганского жанра Нина Дулькевич. В каталогах 20-х годов значилось более десятка ее старых и новых матриц.

Читайте так же:
Как называют стороны кирпича

И если в 1922 году начинающий сатирик В. Лебедев (будущий Лебедев-Кумач) напечатал в «Жизни искусства» эпиграмму на Нину Васильевну:

Все в том же тоне!

. то теперь «Кирпичики» внесли в репертуар певицы новый тон.

Мало того, Музпред выпускает инструментальный вариант фаворита, записанный известным трио баянистов театра Мейерхольда, со сцены которого «Кирпичики» прозвучали в современном «Лесе» Островского, как своеобразное знамение дня нынешнего.

«Песню о кирпичном заводе» («Кирпичики») написали в 1924 году поэт Павел Герман и композитор Валентин Кручинин (последний использовал мелодию вальса С. Бейдлинзона «Две собачки» из цикла оркестровых пьес «Цирковые впечатления»). Народной она стала благодаря своему бурному, взрывному успеху. Повторилась история со шлягером 1911 года «Маруся отравилась» сочинения Я. Ф. Пригожего. Записанная сразу же несколькими фирмами, «Маруся» уже через год потеряла авторство, и пластиночные этикетки называли ее народной.

«Русская народная песня» — такой подзаголовок стоял и на тексте Пригожего, прилагаемом к каждому диску «Сирены-рекорд». В двадцатые годы это «лучшее украшение сезона» продолжало печататься в старой записи С. П. Садовникова.

Можно по-разному относиться к такого рода сочинениям. С. Я. Маршак, поэтический вкус которого вне сомнений, считал, что «Маруся» — «баллада с законченным сюжетом, продукт большой культуры».

Члены Ассоциации пролетарских музыкантов объявляли подобные баллады мещанскими и низкопробными и объясняли их успех у слушателей (отрицать его было невозможно) пословицей «На безрыбье и рак рыба».

Так, орган АМП журнал «Музыка и Октябрь» в январе 1926 года рассказывал с нескрываемой горестью: «В одну из деревень Курской губернии приехавший из Москвы комсомолец завез модную (к сожалению) песню «Кирпичный завод». Через две недели эту песню пели все окрестные деревни. Этот факт показывает, как велика тяга в деревне к революционной песне и как низко качество песни, которую она получает».

Не вступая в споры о качестве «Кирпичиков», отметим два обстоятельства, на наш взгляд, предрешивших ее успех: песня эта точно соответствовала канонам городского романса и баллады — с последовательным, подробным изложением сюжета, с мелодраматическими переплетениями и переживаниями и т.д.

В ней — гармония формы и содержания. Это во-первых. И во-вторых, «Кирпичный завод» оказался первой бытовой песней нашего времени, и повествовала она не о предприятии, а о людях с легко узнаваемыми заботами и чувствованиями.

От своих прародителей она отличалась одним.

И «Маруся», и «Раскинулось море», и другие, подобные им, заканчивались обычно трагически — финал, вызывающий слезы сочувствия и сострадания, стал здесь обязательным. «Кирпичики» имели выход оптимистический — герои обретали счастье и находили свое место в новом обществе. Думается, и это сказалось на популярности баллады.

Как точный признак этой популярности — появление «ответов», «продолжений», пародий. И уж совсем в духе нашей истории — фильм, поставленный «по мотивам» шлягера, прозвучавшего из граммофона. (Вспомним дореволюционные картины «У 4 камина», «Бал господен», «Так безумно, так страстно хотелось ей счастья» и, конечно, «Марусю» которая отравилась.) Лента «Кирпичики» вышла на экраны в декабре 1925 года, на пике успеха музпредовских дисков. В главных ролях — звезда «великого немого» Петр Бакшеев и молодая актриса вахтанговской студии Варвара Попова (в фильме ее героиню назвали Марусею — дань традиции?).

В качестве рекламы с эстрады, по радио, перед входом в кинотеатры распевались куплеты на мотив той же баллады:

На окраине где-то города,

Где всегда непролазная грязь,

Про кирпичики фильма новая

В «Межрабпроме-Руси» родилась.

В ней, как в песенке, вы увидите,

Как влюбился в Марусю Семен,

И Поповою и Бакшеевым

В ней наш подлинный быт отражен!

«Фильма новая» крутилась в кинотеатре «Ша нуар», а неподалеку на Тверской Музпред торговал одноименной пластинкой — оперативность похвальная, но, к сожалению, не ставшая типичной»…

КИРПИЧИКИ

Музыка Валентина Кручинина / Слова Павла Германа

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector